Жестокость, бессмысленная, как поэзия. Насилие, обыденное, как сырость
Маленький камушек лежал на берегу. Лежал себе и лежал. Когда-то давно он был частью огромного метеорита. А сейчас — простой камушек. Ну ничем не отличающийся от прочих камушков. Много веков минуло с того момента, как он прошёл вместе с метеоритом сквозь атмсоферу и на огромной скорости ударился о водную гладь. За эти века он успел побыть проглоченным какой-то огромной рыбой, чуть не упал в подводный разлом, на много десятков лет ушёл под тысячи таких же камней и дожидался, пока какое-нибудь морское чудище не подымет из них пыльное облачко и не вызволит его из заточения. Целый век он перекатывался в невесомости водной массы к тому берегу, по которому в далёком будущем будет ходить Алистер Рейкс, геолог-отшельник, который, по иронии, будет заниматься здесь не столько научными изысканиями, сколько отдыхом и купанием в кристально прозрачных водах Атлантики. Одной ночью, во время шторма, океан отверг камушек и выплеснул вместе с тиной на огромную, в несколько километров, насыпь из гальки. Впервые за семнадцать веков камушек обсох на солнце и это лишь отдалённо напоминало то время, когда он жарился под лучами и радиацией звёзд.

Камушек немало скучал, стоит признаться. И, хотя время для него летело куда быстрей, чем для нас, людей, оно было для него очень велико. Если б он мог, он бы сошёл с ума, но у него его просто не было. Он понимал, что с ним происходит, видел всё происходящее вокруг, но не испытывал относительно этого никаких эмоций, не выносил суждений. Просто сознавал своё существование. Знал, что он — камушек. Или она. Или оно. Пола у него не было.

А ещё он умел засыпать. Впадать в спячку. На долгие-долгие века. Но мог так и не делать. В конце-концов, ему было наплевать, что с ним происходит, потому что он не мог думать субъективно. Он просто поддался воле судьбы.

Он никогда не задумывался, не мечтал. Просто лежал там, куда его привели силы природы. Большего он и не хотел. Он не думал о своём предназначении.

Алистер нашёл его, когда, лежа на животе, вспомнил об обещании своей подруге из Лос-Анджелеса: привезти красивый камушек. И вот, из всех миллионов камней этого пляжа он схватил именно его. А камушек ничего и не заметил. Он спал.

На следующее утро камушек понял, что его мировосприятие претерпело некоторые изменения. Он почувствовал в какой-то момент, будто стал увеличиваться в размерах. Потом его пронзило неведанное ранее ощущение — боль. Боль разлилась по всему телу. Не будучи способным управлять ей, как ранее он управлял своим физическим телом, он произвёл другое неожиданное открытие — закричал. А потом и открыл глаза. Глаза? Стоп, что-то здесь не так. Раньше он видел всё и сразу. А сейчас — только перед собой. Странно существо склонилось над ним и несколько раз стукнуло по нему какой-то палкой. Такое количество внезапных открытий чуть не убило то, во что превратился камушек.

- Какого чёрта ты здесь делаешь, ублюдок? Проклятый нищий! Как ты посмел вообще?

Новое что-то: вибрации воздуха достигли ушей бывшего камушка, а теперь — молодого человека с ровной щетиной по всему подбородку и короткими, уложенными назад волосами. Эту его особенность будут примечать всю его жизнь. Сколько бы он не стригся, не мыл голову специальными шампунями, не выпрямлял свои волосы, они всегда вырастали так, словно на них только что сбрызнули несколько баллончиков лака.

От всего пережитого столь внезапно, его впервые в своём существовании вырвало. Существо, которое било его палкой, с отвращением отпрянуло и куда-то исчезло. Молодой человек же продолжал смотреть в одну точку перед собой, не способный двинуться, с непривычки. Вдруг он почувствовал нечто тёплое и мокрое на своих щеках, словно вновь вернулся в лоно океана. Это были его первые слёзы. Слёзы боли и удивления. Но он пока что и сам этого не понял.

@темы: писульки